Мозг – не компьютер

Многие думают, что с прогрессом техно­логий необходимость запоминать инфор­мацию сама собой отпадет. Ведь исчезла же нужда в устном счете с появлени­ем калькуляторов! Уже сей­час любые сведения можно «нагуглить» за несколько ми­нут, а лозунги в стиле «ваш мозг — самый мощный ком­пьютер» теряют актуальность.

Компьютер/облако/«Гугл» спо­собны запоминать настолько лучше и больше, чем мы, что нет никакого смысла с ними соревноваться. Но действи­тельно ли наш мозг — это ЭВМ в голове? И почему даже самая продвинутая техника не смо­жет сравниться с работой се­рого вещества человека?

Иерархия памяти

Обратимся к простому при­меру. Все работающие на ком­пьютере хорошо знают, что файл с инструкцией «как сде­лать оглавление в Word» вы­глядит примерно так: «Обо­значьте в документе место, куда следует вставить оглав­ление, откройте вкладку “Ссылки”, нажмите кнопку “Оглавление”» — и так далее. Но в голове все это происходит иначе. В противном слу­чае, если бы друг спросил меня по телефону о том, как сделать автооглавление, я бы сразу ответил. Но я говорю: «Подожди, сейчас программу открою», и только после того, как увижу Word перед собой, могу вспомнить, что нужно делать.

Вся загадка кроется в том, что в отличие от файлов, кото­рые записываются и считываются линейно, воспоминания в мозгу хранятся иерархиче­ски. Что происходит, когда че­ловек видит, например, бук­ву Н? Изображение попадает на сетчатку, а оттуда — в пер­вичную зрительную кору, ко­торая занимается узнаванием простых образов: две верти­кальных палочки, одна гори­зонтальная. Данные об этих палочках она передает во вто­ричную зрительную кору, ко­торая складывает из них более сложный паттерн («Н») и пе­редает результат в следующую зону, где буквы, полученные из разных участков вторичной зрительной коры, соединяются в слова и передаются «наверх».

Сила предсказания

Кора мозга поделена на множе­ство зон, по которым посто­янно движется информация, причем не только вверх по ие­рархии, но и вниз. Мозг че­ловека настолько эффекти­вен, утверждает Джефф Хокинс в книге «Об интел­лекте», что умеет предска­зывать будущие события, основываясь на опыте, хра­нящемся в памяти. Для того чтобы произвести определен­ное действие (например, пой­мать мяч), мозг не должен долго вычислять — ему доста­точно вспомнить, как он дей­ствовал раньше, и на этом ос­новании предсказать полет мяча и скоординировать свои движения. Цепи нейронов, находящиеся в коре, образу­ют иерархическую структуру, в которой высшие уровни постоянно посылают информа­цию к нижним уровням. Это позволяет сравнивать посту­пающую последовательность образов с последовательно­стями из предыдущего опыта. Так, на основании слов «Дав­ным-давно, много лет…» мож­но предсказать, что следую­щими словами будут «…тому назад».

Хокинс сравнивает рабо­ту нашего мозга с иерархи­ей военных команд: «Генера­лы на армейской верхушке говорят: “Выдвинуть войска во Флориду на зиму”». Про­стая высокоуровневая коман­да разворачивается в более детальные по последова­тельности команды, спуска­ясь вниз по уровням иерар­хии. И тысячи отдельных структур выполняют десят­ки тысяч действий, приводя­щих в результате к переме­щению войск. Отчеты о том, что происходит, генерируют­ся на каждом уровне и посту­пают наверх до тех пор, пока генерал не получит послед­ний доклад: «Перемещение произошло успешно». Генерал не вникает в детали.

Вспомнить все

В отличие от мозга, в компью­тере за «память» отвечают два очень разных устройства: HDD (винт) и RAM (опера­тивка). Казалось бы, аналогия налицо: винт — кора, а опера­тивка — гиппокамп. Но при­смотримся повнимательнее к тому, как система работа­ет. Изначально новая инфор­мация поступает в гиппокамп через зоны коры. Если боль­ше мы с этой информацией не столкнемся, гиппокамп по­степенно забывает ее. И чем чаще мы что-то вспоминаем, тем прочнее становятся связи в коре до тех пор, пока гиппокамп не «передаст ей все пол­номочия» касательно этого паттерна. Этот процесс назы­вается «консолидацией памя­ти» и может длиться до двух лет. Пока он не закончен, го­ворить о том, что информация надежно хранится в долго­срочной памяти, рановато.

Попытайтесь в унылую осень вспомнить свой отпуск: как лежали на морском пля­же и смотрели на песок. При­смотритесь: вы уже различае­те в нем отдельные песчинки, камушки, осколки ракушек. Очень сомнительно, что вы на самом деле это помните, — в какой-то момент в этот образ вклинивается фантазия и услужливо предоставляет нужные детали. Но в какой именно период воспоминания и фанта­зия сливаются в единое целое — определить невозможно.

Таким образом, любая ин­формация, которая возвраща­ется из долгосрочной памяти в рабочую, приводится в соот­ветствие изменившемуся кон­тексту и текущим задачам, а потом консолидируется в об­новленном виде. И каждый раз, когда мы вспоминаем события прошлого, это уже вос­поминание не о самом собы­тии, а о последней «редакции» мозга. Варианта «открыть файл для просмотра» у нашей памяти просто нет — любое обращение к ней предполагает определенное изменение.

Память как искусство

В компью­тере удалить или сохранить файл — действия противопо­ложные, для человеческой па­мяти — это две стороны одной медали.

«Для нашего интеллек­та забвение составляет такую же важную функ­цию, как и запоминание, — писал Уильям Джеймс больше ста лет назад. — Если бы мы помнили решитель­но все, то были бы в таком же безвыходном положе­нии, как если бы не помни­ли ничего. Припоминание некоего события требова­ло бы столько же време­ни, сколько и само это со­бытие».

Да, возможно, компьютер способен лучше сохранять ин­формацию, но он не способен так же хорошо ее забывать.

Мы ведь забываем далеко не случайно — воспоминание очищается от шелухи (кото­рую, как в примере с песком, при необходимости можно бу­дет заполнить воображением) и сохраняется лишь значимый каркас. А выявить и обозна­чить этот каркас нам помогает размышление.

Именно поэтому Уильям Джеймс утверждает, что «ис­кусство помнить — это искус­ство мыслить». Запомнить это значит связать новую информацию с той, которую мы уже знаем. Чем боль­ше человек помнит, тем про­ще остаться в памяти новому. А лучший способ что-то за­помнить — упорное размыш­ление о поступившей инфор­мации.

Как не утонуть в море фактов

Какие же напрашиваются вы­воды? Мы можем только по­радоваться возможностям собственного мозга. Наша па­мять, в отличие от компьютер­ной, не просто склад информации, а неотъемлемая часть мышления. А это колоссаль­ный шанс для развития.

Для восполнения зна­ний можно запросить в «Гу­гле» любую информацию, но, чтобы сделать это, необ­ходимо понять, что конкрет­но вы не знаете. Это как пазл — когда вокруг недостающего кусочка картинка уже собра­на, очень просто понять, что именно нужно найти. Но ког­да все кусочки в беспорядке, даже непонятно, с чего начать. В этом случае «Гугл» спосо­бен лишь утопить нас в море фактов, но никак не прибли­зить к их пониманию. И толь­ко мозг подсказывает, каких фрагментов не хватает. Таким образом, нам остается только регулярно загружать себя но­выми, интересными заданиями, чтобы поддерживать мозг в прекрасной форме.